Навигация
Главная
О Группе
Новости

Дискография
- Альбомы
- Синглы
- DVD

Тексты песен
Видео

Ccылки
Обмен ссылками
Статьи

Новости HardRock
Новости Поп-панка
Вход


Голосование
Что кому по душе?

Old School
Golden Age
New School

Популярные статьи
MCR сообщества

Нас посещают


» Sziget-2010. День пятый: пришествие музы
Новости Хард-рока
  • Sziget-2010. День пятый: пришествие музыЗаключительный, пятый день фестиваля Sziget-2010 обещал множество неожиданностей. Как обычно, все самое вкусное организаторы приберегли напоследок. Вы скажете, что же может быть вкуснее сетов Madness или Faithless? Еще как может! Надо только дождаться финального дня фестиваля! 

    Ну, вот, например, что вы знаете о группе Death Valley Screamers? Ничего не знаете? В общем, это вполне оправданно - группа еще не успела сделать в мировой музыке хоть сколько-нибудь заметный шаг. А вот тем, кто регулярно читает политические новости, это название должно быть известно. На вокале у них трудится сам Шон Карр (Sean Carr) - муж Евгении Тимошенко, дочери сами-понимаете-кого. Жизнь семейная привела мистера Карра к переезду в Киев, куда он вскорости перетащил своего старого приятеля - - гитариста Мика Лейка (Mick Lake). Делать нечего, кроме музыки Мик и Шон делать ничего особо не умели - вот и основали Death Valley Screamers, набрав в качестве саппорт-бенда профессиональных украинских лабухов.

    Звучат Death Valley Screamers чрезвычайно старательно, но как-то уж очень приземленно. Видно, что и гитарист, и басист, и барабанщик ратуют буквально за каждую ноту. Как бы не слажать, как бы не ошибиться - в принципе, это болезнь любого музыканта, считающего себя "гордым профессионалом", но обреченным всю жизнь провести на вторых ролях. Так и здесь - в то время как Шон и Мик отрываются по полной, не особо заботясь о том, чтобы в ноты попадать, трое аккомпаниаторов изо всех сил создают "правильность звучания".

    Собственные композиции Death Valley Screamers особого впечатления не производят: это довольно крепкий хард-рок, даже с некоторым уклоном в стоунер ("Big Fish"), либо просто - утяжеленный рок-н-ролл ("Bonnie'N'Clyde"), но без малейшего признака оригинальности. Зато стоит музыкантам заиграть кавер на "Born To Be Wild", как они мгновенно попадают в родную стихию: тут уже и соло-гитарист Сергей Озерян трясет хаером, и барабанщик Владимир Бутяев весьма значительно оживляется. Может быть, Death Valley Screamers стоит задуматься и стать кавер-бэндом? На этом поприще у них куда больше перспектив, и, опять же, кавер-репертуар везде идет на ура - и на фестивалях, и в киевских ресторанах.

    Украинско-британский проект уступает главную сцену канадской экспансии. Первыми на подмостки выходят наши старые знакомые Danko Jones. Мы их уже слышали в Москве, когда те разогревали Guns'N'Roses и тогда канадское трио, скажем так, не очень впечатлило. Но вот на Сигете случился совершенно обратный эффект: на открытой фестивальной площадке группа смотрится куда более удачно да и играет не в пример лучше.

    Лидер коллектива-имени-самого-себя Данко Джонс (Danko Jones) - очень прилежный молодой человек. Он тщательно изучает всю мировую рок-историю, и у каждого из великих что-нибудь да заимствует. Вокальная манера у него - ну вылитый Джеймс Хэтфилд (James Hetfield), язык он высовывает так, что Джин Симмонс (Gene Simmons) позавидует, а манера гитарной игры с большим количеством бэндов напоминает Тони Айомми (Tony Iommi).

    С одной стороны, полный постмодернизм и вторичность, но с другой - энергетика во всем этом сумасшедшая. На "I Think Bad Thoughts" басист Джон Калабрезе (John Calabrese) и барабанщик Дэн Корнелиус (Dan Cornelius) устраивают такой кач, что вся толпа, начинает не просто подпрыгивать, а штурмом берет сценическое ограждение: секьюрити еле успевают сдержать натиск. А Данко только нагнетает ситуацию, заиграв "Forget My Name", в которой он так поливает тридцать вторыми нотами, что диву даешься.

    При этом канадский ремесленник не забывает о музыкальных корнях, устроив стандартную для своих концертов "пятиминутку благодарностей". Перед "Mountain" Данко начинает перечислять всех великих покойников, которые так или иначе оказали на него влияние - тут и Джими Хендрикс (Jimi Hendrix), и Элвис Пресли (Elvis Presley), и Даймбег Даррелл (Dimebag Darrell) - отличная мешанинка, не правда ли? Но завершает перечень, конечно же, Ронни Джеймс Дио (Ronnie James Dio), и, устремив в небо "козу", Данко играет свой самый боевой рок-номер.

    Конечно, ни малейшей оригинальности в музыке Данко нет, продукт этот на сто процентов вторичный. Но для того, чтобы расслабиться перед выходом хэдлайнеров, поднять себе настроение такая музыка - самое оно. И драйвово, и весело, а то, что немного примитивно - ну, скажите, кто без греха?

    Но надо сберечь силы для следующих канадцев - Danko Jones на главной сцене сменяют куда более именитые и маститые Billy Talent. Великий позер Бенджамин Ковалевич (Benjamin Kowalevitz) сразу бросается с места в карьер, на стартовой "Devil In A Midnight Mass" представ в образе законченного истерика с явными проблемами самоидентификации. Он то бросается к публике с агонизирующим воплем, то плашмя валится на сцену, то пытается свалить с ног гитариста Иэна Д'Са (Ian D'Sa). Подобная активность даже немного пугает - а ну как у человека дествительно что-то не в порядке? Но, глядя на улыбающихся Иэна и басиста Джонатана Галланта (Jonathan Gallant). успокаиваешься - ситуация под контролем, все так и должно быть.

    Бенджамин тем временем повисает на ограждении сцены и начинает сеанс группового объятия с фанатами. На "Saint Veronika" у него даже выхватывают микрофон, который отбить обратно получается только через несколько минут. Впрочем, это не помешало публике исполнить вокальную партию самостоятельно - слова одного из главных хитов Billy Talent знают практически все, так что получается очередной сеанс хорового пения.

    Вызволив микрофон из толпы, Бенджамин решает больше не лезть в гущу народа и возвращается на сцену. Там, немного передохнув на "Diamond On A Landmine", он словно перезаряжает внутренние аккумлуляторы и с удвоенной энергией бросается в бой на "The Dead Can't Testify". И финальный "Red Flag" звучит как настоящий вызов: вот, мол, мы какие, смотрите, чай, не померла альтернатива 90-х, мы в 2000-е ого-го как можем!

    Пламенный привет из 90-х в 2000-е передается от Billy Talent к выросшим до квинтета Каsabian. Несмотря на отсутствие Кристофера Карлоффа (Christopher Karloff) , и под управлением Серджио Пиццорно (Sergio Pizzorno) коллектив смотрится более, чем уверенно. Новый гитарист Джей Мелер (Jay Mehler) в коллективе вполне освоился - он уже играл на втором альбоме Kasabian, "Empire", а вот теперь стал полноправным участником группы. Звучат Kasabian мощно и плотно, это - та самая "новая гитарная музыка", как она есть, с минимумом клавишных сэмплов, с очень сильной подачей и, опять же феноменальной энергетикой. Только энергетика эта - совсем другая, нежели у предыдущих участников фестиваля. Это скорее уверенность в собственных силах, позиционирование себя как героев нынешних времен.

    Вокалист Том Меган (Tom Meighan) просто-таки излучает маскулинность, расхаживая по сцене в гигантских темных очках и энергично пропевая каждый звук "Shoot The Runner". В его пении нет ни малейшей истеричности, поет он открыто, чисто и мощно, не отвлекаясь при этом на внешние эффекты. Да, он может начать заигрывать с толпой на "Where Did All The Love Go?" или вдруг заметаться по сцене на "Fast Fuse", но это лишь - постановочные эффекты. В остальном Kasabian - это безотказная концертная машина, которая играет без осечек и без проволочек. Ровный, четкий, выверенный сет.

    Ну а тем, кому музыка Billy Talent и Kasabian кажется слишком слащавой и попсовой, для тех, кто желает истинного мяса и грохота гитар - для тех распахивает двери ангар MTV Headquarters, где рубят металлическую правду-матку американцы Monster Magnet. У них как раз на подходе новый альбом "Mastermind", первый на новом лейбле Napalm Records.

    Выбравшийся из наркотической ямы Дейв Уиндорф (Dave Wyndorf) выглядит на удивление прилично и поет вполне сносно. На "Crop Circle" он выдает даже мощный стоунер а-ля Фил Ансельмо (Phil Anselmo), а на "Radiation Day" пускается в небольшую вокальную импровизацию. Вторит Уиндорфу блудный сын группы Фил Кайвано (Phil Caivano), который в очередной раз вернулся в состав, и, видимо, стараясь оправдать доверие коллектива, играет очень и очень технично. Его соло на "Zodiac Lung" - словно привет в далекие 80-е, тут и свобода импровизации, и скоростные пассажи, и внутренняя пульсирующая ритмика. Очень достойно, хотя, конечно, не новаторски. Впрочем, на новаторство Monster Magnet никогда и не протестовали.

    Не протестовали на него и Fear Factory, которым сжосталась нелегкая задача - их сет на сцене MTV Headquarters начинается одновременно с сетом Muse на главной сцене. Но все те, кто тряс башкой под Danko Jones и даже кое-кто из любителей Billy Talent британским эклектикам предпочли зверских американцев.

    Сет Fear Factory на Сигете, опять же, практически на сто процентов повторяет ту программу, которую они играли, будучи разогревающей командой в туре Metallica. Ну, разве что добавилась пара композиций с нового альбома "Mechanize": собственно, заглавная композиция, которой открывается концерт, да играющаяся ближе к финалу "Fear Campaign". В остальном программа - это стандартные greatest hits, сплошное рубилово Дино Казареса (Dino Cazares) и ураганная барабанная дробь нового барабанщика Джина Хоглана (Gene Hoglan). Последний старается вовсю: у него в активе работа со Slayer и Девином Тауншендом (Devin Townsend), так что как устраивать металлические оргии, он знает не понаслышке. В "Martyr" он выдает такую скоростную дробь, что кажется барабанные перепонки вот-вот разорвутся, даже беруши не спасают от инфернального грохота барабанов Джина.

    А вот вокалист Бертон Белл (Burton Bell) оказался то ли не в голосе, то ли не в настроении. Поет он безэмоционально, лишь иногда дает резкий форс, почти переходящий в гроулинг ("Acres of Skin"), но это, к сожалению, оказывается единственным изменением вокальной манеры. Все остальное время Белл невнятно бурчит в микрофон с самым хмурым видом, при этом списать осечки вокала на огрехи звукорежиссера нельзя - остальная группа звучит отлично. Может быть, Беллу просто хочется посмотреть выступление Muse?

    А посмотреть там есть на что. И дело даже не в великолепных декорациях, и не в экстравагантных костюмах (чего стоят только фосфорецирующие синие очки Мэтью Беллами (Matthew Bellami), дело, прежде всего, в звучании. Описать ЭТОТ звук можно только одним словом - феноменально.

    Muse часто сравнивают с Queen: Брайан Мэй (Brian May) тоже любит звенящий сустейн и смешение фортепианного и гитарного звука. Но нынешние Muse напоминают не столько Queen, сколько Rush - именно у Гедди Ли (Geddy Lee) Беллами заимствовал манеру дублировать голосом инструментальное соло, создающую эффект расширенного звучания. Добавьте сюда знаменитые гитары Мэтью со вмонтированными в корпус процессорами Korg. Управляются они фотоэлементами, так что Мэтью достаточно просто рукой провести вдоль корпуса гитары, чтобы звук кардинально изменился. Представляете, какую свободу это дает гитаристу?

    Беллами совершенно наплевать на то, что драматургия концерта предусматривает постепенное погружение зрителя во всю глубину технических и исполнительских прибамбасов. Он сразу же вываливает на публику весь спектр собственных инструментальных и вокальных возможностей - уже на стартовой "Uprising" он выдает такой вокальный пассаж, что даже не верится, что у этого хрупкого невысокого человека такая сила голоса. Смотрится Мэтью совершеннейшим инопланетянином - нарочито отстранен, сосредоточен на игре и практически не общается с публикой, лишь иногда, в ключевых моментах соло может резко вскинуть голову и взмахнуть рукой. Так что общается с толпой в основном барабанщик Доминик Ховард (Dominic Howard), который и песню может объявить, и публику за активность похвалить. От Мэтью редко-редко слышится лишь скупое "спасибо".

    Но отрабатывает Беллами, вместе с тем, на триста процентов. Вот в "New Born" он начинает творить совершеннейшие чудеса гитарного мастерства, от психоделического сустейна не остается и следа, дублируемый концертным клавишником Морганом Николлсом (Morgan Nicholls), Беллами играет гитарную партию практически на одном только овердрайве, но так "заводит" гитару, что иному металлисту не под силу. И вот только-только "отпилив" соло, он садится за рояль и играет проникновенную "United States Of Eurasia". причем без гитары Muse звучат не менее "тяжело" и масштабно, во многом благодаря басу Кристофера Уолстенхолма (Christopher Wolstenholme).

    Апогей наступает на "Starlight", в которой Muse, кажется, сливаются воедино с публикой. Тут уже не понять, чем вызвана такая лавина звука, то ли водопадом космического саунда, льющимся из колонок, то ли единым голосом толпы, ревущей слова песни вместе с Беллами. И вот тут-то Беллами позволяет себе единственную за весь концерт человеческую эмоцию - он подходит к краю сцены и улыбается.

    Группа окончательно добивает публику на финальных"Plug In Baby", в которой Уолстенхолм играет короткое соло на губной гармошке, и "Knights of Cydonia", завершающееся длинным масштабным соло Беллами, в котором он, согнувшись, превращается в стремительный волчок, вращающийся на одном месте и распространяющий волны совершенно неземного звука, Левая рука Мэтью исполняет скоростной тэппинг, правая тем временем управляется все с тем же процессором на фотоэлементах. И его сосредоточенность и скрупулезность в сцеической работе - то, что бесспорно вызывает уважение и одновременно вселяет надежду: пока в поколении музыкантов 2000-х есть такие фантазеры и трудяги как Беллами, хорошей музыки и хороших шоу будет становиться только больше.

    После выступления Muse душа требует продолжения банкета - и лучшее место для этого, конечно же, Party Arena. Правда, случилась одна небольшая неприятность - анонсировавшийся ранее Deadmau5 все-таки приехать на фестиваль не смог, и его в срочном порядке заменили Тимо Маасом (Timo Maas). В отличие от помпезного и порою довольно мрачного Deadmou5'а, сеты у Тимо куда более простые и радостные. Так что заканчивается вечер на одной большой дискотеке, где можно просто повеселиться и вволю потанцевать.

    Это был замечательный фестиваль! Уходим с острова, в последний раз пробираясь между начавших сворачиваться палаток, и встречаем милую британскую девушку с мягкой игрушкой - персонажем из
    хэнсоновского Muppet Show. Девушка нацепляет на зверика сигетовский браслет - зверик уже увешан браслетиками с самых разных фестивалей, как новогодняя елка игрушками. "Он был уже на восьми Сигетах! - хвастается хозяйка. - И в следующем году тоже приедет!".

    И что-то подсказывает мне, что я сделаю то же самое: забыть эту атмосферу музыкального праздника, эту сумасшедшую радугу развлечений просто невозможно. Так что я не прощаюсь. Я говорю: "До свидания!".


    18-08-2010, 23:36 |

    © 2007 - 2010 | MCR-Rus.Org
    Использование материалов с сайта возможно при указании обратной активной гиперссылки на Наш сайт.

    map1map2map3